отдел по образованию Пружанского райисполкома
Архив
Учреждения образования района

Ролевая игра «Рискуя жизнью

Цель формирование здорового образа жизни, взглядов на недопустимость употребления наркотиков.

Действующие лица: Ведущий; Больной (герой рассказа Э. По); Рассказчик; Шерлок Холмс; доктор Ватсон; Девушка; доктор Поляков; Чтец.

Ведущий: Еще недавно слово «наркомания» употреблялось не иначе как для обозначения одного из многочисленных чуждых нам пороков буржуазного общества. Сегодня наркомания — бич нашей страны, угрожающий здоровью нации. И одно из лекарств против этой опасной болезни — правда о ней. Вот почему сегодня мы решили поговорить на эту тему. Наркотики—от греческого«наркотикой», то есть»приводящий в оцепенение», — были известны в Греции и на Кипре за две ты­сячи лет до нашей эры. Одно время наркотическим веществам приписывали лекарственные свойства: они якобы стимулиру­ют энергию, поднимают работоспособность, снимают болевые ощущения. Вот как пытался лечиться герой рассказа Эдгара По «В смерти — жизнь».

Больной: Меня мучила жестокая лихорадка, и не было ей кон­ца. Я исчерпал уже все средства, к каким можно было прибегнуть здесь, в дикой, пустынной части Апеннин, но ничто не приноси­ло облегчения. Под конец пришел мне на па­мять пакетик опиума, который, хранился у меня в том же ящике, где кальян и табак: ибо в Константинополе перенял я обычай подбавлять этого зелья в трубку. Я уже хотел отрезать толику, да призадумался. Когда куришь, не так важно, сколько взять. Никогда еще я не принимал опиума внутрь. Все же я не слишком беспокоился, ибо решил действовать постепенно. Для начала я приму дозу совсем маленькую. Если не поможет, по­вторю; и так — до тех пор, покуда не уляжется лихорадка или же не придет, наконец, спасительный сон, которого я, истерзанный брожением чувств, тщетно жаждал вот уже целую неделю.

Ведущий: В природе немало веществ, способных оказывать на человека наркотическое воздействие. Подобными свойства­ми обладает сок снотворного мака, индийской конопли, листьев южноамериканского кустарника «кока», некоторых ядовитых грибов.

Число различных наркотиков естественного происхождения веками удерживалось на одном уровне, но в 30-х гг. XX в. внезап­но появился новый препарат естественного происхождения — ЛСД, историю которого обойти молчанием невозможно.

В небольшом провинциальном городке Франции был испе­чен хлеб из пшеничной муки, зерна которой подвергались сме­не температуры и влажности. Свежий душистый хлеб попал в местную больницу, где произошел странный случай. Поев хле­ба, больные оживлялись, становились возбужденными, болтли­выми, у некоторых появлялись галлюцинации. А один летчик, вскочив на подоконник раскрытого окна пятого этажа, громко закричал: «Я самолет!», спрыгнул вниз на траву и сломал ноги. Быстро вскочив, он бежал, не чувствуя боли, пока его не остано­вили прохожие и не вернули в больницу.

Более чем странное поведение больных привлекло внимание врачей. В результате многочисленных лабораторных исследова­ний был выделен плесневый микроскопический грибок споры­ньи, который в период хранения при больших колебаниях тем­ператур и влажности поразил зерна пшеницы: в них накопился алкалоид, обладающий наркотическим свойством.

Тайна опасного открытия не могла удержаться в одной стра­не. В США из этого алкалоида был изготовлен самый дешевый наркотик — ЛСД, который даже в самых ничтожных дозах обла­дает дурманящим свойством.

Наркотические вещества, воздействуя на центральную нерв­ную систему, вызывают у людей особое психическое возбужде­ние — эйфорию. При этом человек «отключается» от реальности. В окружающей обстановке, в делах ничего не меняется, но чело­век чувствует себя наверху блаженства без всяких объективных причин — только вследствие «обмана» психики химическим ве­ществом.

Рассказчик: Вот древняя притча, дошедшая до наших дней. Однажды холодным вечером трое путников подъехали к кре­постной стене, окружавшей город, и остановились перед ворота­ми. Крепостные ворота тогда запирались на ночь, и путники вы­нуждены были заночевать под открытым небом. На их счастье, поблизости оказался караван-сарай, теплая уютная чайхана, где можно было плотно поужинать горячим жирным пловом, вы­пить виноградного вина или душистого чая, а затем отдохнуть на мягкой подстилке. Приехавший на коне выпил вина, приехав­ший на верблюде выкурил трубочку с анашой, а тот, кто приехал на осле, принял дозу опиума.

Через некоторое время принятые средства начали оказы­вать на путников свое «волшебное» действие. Всадник, прие­хавший на коне, громко воскликнул: «Чего мы будем мерзнуть под дождем всю ночь? Давайте взломаем ворота и проникнем в город!» Ему возразил путник, приехавший на верблюде: «За­чем ломать ворота? Мы можем проникнуть в город через за­мочную скважину!» Их спор рассудил прибывший на осле: «А зачем нам вообще туда пробираться? Ведь здесь так хорошо и уютно!»

Ведущий: Притча дает возможность проследить воздействие каждого наркотика на организм. В первом случае человек не мог соизмерить свои желания с объективными возможностями. Во втором — все

казалось возможным, доступным, легко разреши­мым, даже нелепое, невозможное, нереальное. В третьем — че­ловек погрузился в полное благодушие, ему было уютно и тепло даже под дождем…

Испытав состояние эйфории однажды, человек хочет испы­тывать его снова и снова. В результате у него развивается пагуб­ное пристрастие. Резко меняется отношение к окружающему миру, теряются ценностные ориентиры, способности, былые привязанности. Наркотики разрушают нервную систему и па­губно влияют на все органы и ткани. Вот что думают об этом Шерлок Холмс и доктор Ватсон, герои романа Конан Дойля «Знак четырех».

Ватсон: Шерлок Холмс взял с камина пузырек и вынул из ак­куратного сафьянового несессера шприц для подкожных инъ­екций. Нервными длинными белыми пальцами он закрепил в шприце иглу и завернул манжет левого рукава. Несколько време­ни, но недолго он задумчиво смотрел на свою мускулистую руку, испещренную бесчисленными точками прошлых инъекций. По­том вонзил острие и удовлетворенно вздохнул.

Три раза в день в течение многих месяцев я был свидетелем одной и той же сцены, но не мог к ней привыкнуть. Но в тот день… я не выдержал и взорвался…

Холмс: Возможно, вы правы, Ватсон. Наркотики вредят здо­ровью. Но зато я открыл, что они удивительно стимулируют ум­ственную деятельность и проясняют сознание. Так что их побоч­ным действием можно пренебречь.

Ватсон: Но подумайте, какую цену вы за это платите! Я до­пускаю, что мозг ваш начинает интенсивно работать, но это губительный процесс, ведущий к перерождению нервных клеток и, в конце концов, к слабоумию. Вы ведь очень хорошо знаете, какая потом наступает реакция. Нет, Холмс, право же, игра не стоит свеч! Как можете вы ради каких-то нескольких минут возбуждения рисковать удивительным даром, каким природа наделила вас? Поймите, я говорю с вами не просто как приятель, а как врач, отвечающий за здоровье своего па­циента.

Ведущий: Что же побуждает человека пробовать наркотиче­ское вещество? Скорее всего, это желание испытать новые ощущения, улучшить свои способности, успокоиться, забыться и так далее.

Большинство молодых людей знакомится с наркотиками в компаниях сверстников. Помимо любопытства, первые «пробы» могут быть продиктованы желанием «самоутвердиться» или за­воевать популярность. В журнале «Детская литература» в 1994 г. была опубликована книга «Синяя трава», ставшая в свое время бестселлером в Америке. Это дневник пятнадцатилетней нарко­манки. Вот как девочка описывает свое первое знакомство с нар­котиками в компании друзей.

Девушка: Джилл и один из мальчиков подали всем стаканы с кока-колой, и все сразу же улеглись — кто на подушки на по­лу, кто на кресло, кто на диван. Все медленно пили. Мне по­казалось, что ребята внимательно наблюдают друг за другом. Я смотрела на Джилл и думала, что надо делать все так же, как она.

Вдруг я себя почувствовала очень странно — так, будто внутри у меня началась буря. У меня вспотели руки, я почувствовала, как капли пота катятся по волосам на шею… Все мое тело было напряжено, мышцы сведены в судороге, я испытывала какой-то страх, который душил меня, я задыхалась. Но когда я открыла глаза, я поняла, что просто Билл держит меня за плечи. «Тебе повезло, — сказал он так медленно-медленно, как на пластинке, которую поставили не на ту скорость. — Не волнуйся, я за тобой присмотрю. Это будет хорошее путешествие. Ну, расслабься, не сопротивляйся, все будет отлично». Вдруг мне показалось, что эти слова повторяются и повторяются, как будто в комнате эхо. Я начала хохотать, как ненормальная. Это было так смешно! Ни­чего глупее в жизни не слышала! А потом я увидела на потолке рисунки, которые медленно менялись… Я смотрела, как разные цвета смешиваются и вращаются: большие пятна — синие, жел­тые… Я хотела, чтобы другие тоже посмотрели туда и увидели это чудесное зрелище. Но слова лезли у меня из горла какие-то мяг­кие и клейкие, и у них был цветной вкус…

Прошла, по-моему, целая вечность; я вернулась на землю и увидела, что все встали. Я несколько туманно спросила у Джилл, что со мной произошло. А она мне объяснила, что в десяти из четырнадцати стаканов кока-колы был ЛСД и никто не знал, у кого он окажется.

Ведущий: Существует ошибочное мнение, что после одного приема наркотика зависимость возникнуть не может.

Герой рассказа М. А. Булгакова «Морфий» доктор Поляков од­нажды, почувствовав боль в желудке, вспрыснул себе морфий. И какие ужасные события стали следствием одного-единственного укола, можно судить по выдержкам из дневника доктора.

Поляков: 16 февраля. Сумерки наступают рано. Я один в квар­тире. Вечером пришла боль, но не сильная, как тень вчераш­ней боли… Опасаясь возврата вчерашнего припадка, я сам себе впрыснул в бедро один сантиграмм.

1 марта. Доктор Поляков, будьте осторожны!

Вздор…

6 мая 1917 г. Давненько я не брался за свой дневник. А жаль. По сути дела, это не дневник, а история болезни…

Итак, если вести историю болезни, то вот: я впрыскиваю себе морфий два раза в сутки.

18 мая. Нет, я, заболевший этой ужасной болезнью, пред­упреждаю врачей… Смерть медленная овладевает морфи­нистом, лишь только вы на час или два лишите его морфия. Воздух не сытный, его

глотать нельзя… в теле нет клеточки, которая бы не жаждала… Чего? Этого нельзя ни определить, ни объяснить. Словом, человека нет. Он выключен. Движется, тоскует, страдает труп. Он ничего не хочет, ни о чем не мыслит, кроме морфия.

14 ноября 1917 г. Нет. Нет. Изобрели морфий, вытянули его из высохших щелкающих головок божественного растения, ну так найдите же способ и лечить без мучений!

Ах, мой друг, мой верный дневник. Ты-то ведь не выдашь меня? Дело… в том, что я в лечебнице украл морфий.

Меня интересует не только это, а еще вот что. Ключ в шкафу торчал. Ну, а если бы его не было? Взломал бы я шкаф или нет? А? По совести?

Взломал бы.

Итак, доктор Поляков — вор.

19 ноября. Рвота. Это плохо.

С 1 января возьму отпуск на один месяц по болезни — и к про­фессору в Москву. Опять я дам подписку и месяц буду страдать у него в лечебнице нечеловеческой мукой.

Январь. Я не поехал. Не могу расстаться с моим кристалличе­ским растворимым божком.

…И все чаще и чаще мне приходит мысль, что лечиться мне не нужно.

Ведущий: Существует несколько стадий наркомании. Первый прием наркотика обычно вызывает защитную реакцию организ­ма, как и любой токсин. Это может быть головная боль, голо­вокружение, тошнота и рвота. Показателен эпизод романа Ч.Айтматова «Плаха» — первое знакомство Авдия Калистратова с дурман-травой.

Чтец: Довольно прочное, стеблистое, прямое растение с плотной бахромой соцветий вокруг стебля оказалось той са­мой анашой, ради которой они ехали из Европы в Азию. «Боже мой, — думал Авдий, глядя на анашу, — с виду такое обычное, почти как бурьян, растение, а сколько дурманной сладости в нем для иных, что жизнь кладут на это зелье! А здесь оно под ногами!»

И вот пошли они дальше и через час набрели на такие густые заросли анаши, что от одного духа ее повеселели, как от легко­го опьянения. Конопли здесь было сколько угодно. И они стали собирать листья и цветы анаши и расстилали собранное для про­сушки.

В этой беготне Авдий порядком удалился от дружков, выис­кивая в степи густые заросли анаши. И тут наступил какой-то момент удивительного состояния легкости, падения то ли на­яву, то ли в воображении. Авдий и не заметил, как это случи­лось…

Раздевшись догола, оставив на себе только панаму, очки, плавки и кеды, Авдий Калистратов — белокожий тощий севе­рянин, охмелевший от пыльцы, носился как… заводной взад-вперед по степи, выбирая наиболее высокий и густой травостой. Вокруг него клубилась потревоженная пыльца цветущей, завя­зывающей себя конопли, и от долгого вдыхания того летучего дурмана в воображении Авдия, естественно, возникали разные видения.

Он бежал, а голову мутило, тело тяжелело, и земля качалась под его заплетавшимися ногами — ему хотелось упасть, свалить­ся, заснуть, и тут его начало рвать, и он почувствовал, что настал его смертный час.  И все-таки у него хватило воли отбегать каждый раз в сто­рону от мерзкой блевотины и бежать дальше, пока новый при­ступ рвоты не скрючивал его в три погибели, вызывая адские боли и резь в животе. Изрыгая пыльцовую отраву, мучаясь от судорог, Авдий, стоная, бормотал: «О, Боже, прекрати, хватит! Никогда, никогда больше не буду собирать анашу! Хватит с ме­ня, я не хочу, я не хочу слышать этот запах, о, Боже, сжалься надо мной…».

Ведущий: При повторных приемах наркотика защитная реак­ция постепенно слабеет, начинает преобладать эйфория. Затем наркотическое состояние становится для человека потребно­стью — без него он уже не может обходиться. Развивается навяз­чивое влечение к наркотику.

 

Меня опять ударило в озноб,

Грохочет сердце, словно в бочке камень, —

Во мне живет мохнатый злобный жлоб

С мозолистыми цепкими руками.

Но я собрал еще остаток сил, —

Теперь его не вывезет кривая:

Я в глотку, в вены яд себе вгоняю —

Пусть жрет, пусть сдохнет, —

Я перехитрил!


(В. С. Высоцкий «Меня опять ударило в озноб…», 1979-1980)

Существуют тайные притоны, куда заманивают молодых лю­дей, предлагая им первые порции наркотика бесплатно. Через два или три посещения они уже готовы платить деньги, а при­мерно через неделю превращаются в законченных наркоманов. Описание притона можно найти в рассказе Артура Конан Дойля «Человек с рассеченной губой».

Ватсон: Сквозь мрак я не без труда разглядел безжизненные тела, лежащие в странных, фантастических позах: с согнутыми плечами, с поднятыми коленями, с запрокинутыми головами, с торчащими вверх подбородками. То там, то тут замечал я темные, потухшие глаза, устремленные на меня. Среди тьмы вспыхива­ли крохотные красные огоньки, тускневшие по мере того, как уменьшалось количество яда в маленьких металлических труб­ках. Большинство лежало молча, но иные бормотали что-то себе под нос, а иные вели беседы странными низкими монотонными голосами, то возбуждаясь и торопясь, то внезапно смолкая, при­чем никто не слушал своего собеседника — всякий был поглощен только собственными мыслями.

Ведущий: В период психической зависимости наркоманы склонны искать себе подобных, быстро группироваться в «клу­бы» со своими «уставами» и лидерами, они сообща добывают на «черном рынке» наркотики, сообща их употребляют. Человеку, решившему бросить наркотики, порой очень сложно разорвать такие связи. Обратимся вновь к дневнику пятнадцатилетней наркоманки.

Девушка: 6 января. Какой кошмар! Сегодня Джо Дриггс по­дошел ко мне и спросил, есть ли у меня или нет! Я — искренне! — почти забыла, что совсем недавно перепродавала наркотики. Го­споди!

Я очень надеюсь, что дальше этого дело не пойдет, что никто больше ко мне с таким вопросом не обратится! Джо поначалу не хотел верить, что я завязала. Он действительно страдает от от­сутствия наркотиков и умолял меня добыть хоть что-нибудь. На­деюсь, что Джордж об этом ничего не узнает…

13 января. Лейн подошел ко мне во время завтрака и умолял найти ему кого-нибудь. Тот, кто его снабжал, влип, и он очень страдает.

Он вывернул мне руку, у меня везде синяки, и он меня выну­дил пообещать, что достану ему хоть одну дозу на вечер. Просто не представляю, где ее раздобыть. Крис посоветовала мне попро­сить у Джо, но я больше не хочу иметь дело с этой бандой. Я так боюсь, что совсем заболела…

17 января. Джордж пригласил меня на школьный бал, но ве­чер был испорчен тем, что Джо и Лэйн без конца приставали ко мне… Слава Богу, музыка была оглушительная — мы не могли толком поговорить. Хоть бы они оставили меня в покое!..

Ведущий: Люди, страдающие наркоманией, долгое время не обращаются к врачу. В больницу они попадают в состоянии сильного отравления ядами (передозировки) или в состоянии сильной «ломки», когда больного «трясет» так, что он уже не может ничего скрыть. Но без помощи врачей от страшной за­висимости избавиться нельзя. Иногда и помощь приходит поздно.

Ежегодно «белая смерть» неумолимо собирает свою жатву — десятки тысяч молодых жизней.

О наркомании сегодня говорят как о «белой чуме». Есть и дру­гое заболевание, сравнение с которым напрашивается здесь. Это проказа, при которой отмирают нервные клетки и клетки кожи, а человек ничего не чувствует. Наркомания — проказа души. Отмирают привязанности, чах­нут способности, мир сужается и скудеет, а больной не осознает этого… Жизнь, похожая на ад, и смерть в расцвете лет — вот цена излишнего любопытства и ложной романтики! Подумайте! Стоит ли за несколько минут сомнительного счастья отдавать свою жизнь?

(Звучит песня В. С. Высоцкого «Не писать мне повестей, рома­нов…»)

 

Не писать мне повестей, романов,

Не читать фантастику в углу, —

Я лежу в палате наркоманов,

Чувствую — сам сяду на иглу.

В душу мне сомнения запали.

Голову вопросы мне сверлят, —

Я лежу и палате, где глотали,

Нюхали, кололи все подряд.

Кто-то там проколол свою душу,

Кто-то просто остался один…

Эй вы, парни, бросайте «морфушу» —

Перейдите на апоморфин!

Кто-то даже нюхнул кокаина, —

Говорят, что — мгновенный приход,

Кто-то съел килограмм кодеина —

И пустил себя за день в расход…

Кто-то там проколол свою совесть,

Кто-то в сердце вкурил анашу…

Эх вы, парни, про вас нужно повесть,

Жалко, повестей я не пишу.


(В. С. Высоцкий «Не писать мне повестей, романов…», 1969)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Считаете ли Вы электронную книгу полноценной заменой классическому учебнику?

Показать результаты

Загрузка ... Загрузка ...
Сентябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930  
Беларусь Библиотечная
Книга Беларуси XIV-XVIII веков

Могилевский институт МВД Республики Беларусь Безопасность детей в сети Портал рейтинговой оценки
Яндекс.Метрика